Электронные мозги для плановой экономки

Январь 1973 года, Чили. По всей стране идёт забастовка водителей грузовиков, в которую вовлечено больше 99% всех перевозчиков и их транспорта. Никаких альтернатив автомобильным грузоперевозкам у чилийцев практически нет: железные дороги по большей частью отсутствуют, а уж об авиаперевозках в нищем Чили и говорить не приходится. По-хорошему, такая обстановка неизбежно грозит страшным голодом в течение недели или двух. Ни одна система в таких обстоятельствах не протянет и месяца. Но самое смешное в том, что забастовка идёт уже четвёртый месяц, но голода так и не наблюдается, а правительство чилийского президента Альенде всё ещё остаётся на плаву. Как же так?

Электронные мозги для плановой экономки

Дело в том, что с приходом власти Альенде в результате демократических выборов 1970 года в Чили начала внедряться перспективная система всеобщего управления экономикой, создаваемая британским кибернетиком Стаффордом Биром. Общая идея этой системы (более подробно она описывается в другой нашей статье) достаточно проста в своей сути: все решения об управлении предприятиями принимаются по возможности его же руководителями. Если таковой возможности нет, подаётся сигнал на более высокий уровень управления (допустим, городской или отраслевой) и проблема решается уже на нём, и так далее по мере нарастания трудностей. Для этого все предприятия объединены в ветвящуюся сеть, позволяющую посылать друг другу сигналы в реальном времени.

Таким образом, каждый узел управления решает лишь те вопросы, которые без его участия решены не могут быть, в результате система работает гораздо более эффективно, чем в случае планирования «сверху вниз». Именно такой метод управления, в который было вовлечено большинство предприятий, включая также остающихся верными правительству перевозчиков, и позволил так долго держаться на плаву режиму Альенде, практически столь же эффективно выполняя силами нескольких сотен грузоперевозчиков те задачи, которые ранее выполняли десятки тысяч.

Однако, бедность Чили и недостаток нужных технологий вообще в мире не позволили Стаффорду Биру реализовать все свои задумки. Тем более, что времени у него было не так много: внутренний саботаж и внешняя экономическая блокада со стороны половины тогдашнего мира всё-таки привели к падению режима Альенде к концу 73 года. Чего же всё-таки не хватало Альенде и Биру, каких таких фантастических технологий?
Во-первых, правительство Альенде не могло себе позволить хоть сколько-то масштабной компьютеризации промышленности. На тот момент в Чили имелся всего один (!) компьютер и ещё один был закуплен позднее. Таким образом, задача хранения и передачи сигналов вверх по уровню практически целиком возлагалась на людей.

Учитывая катастрофические условия работы и постоянное давление как изнутри, так и снаружи, проблемы у предприятий возникали постоянно, и сигналы приходилось посылать достаточно часто. Таким образом, обработка и дальнейшая передача этих самых сигналов в итоге неизбежно обременялась бюрократией, что, понятное дело, не добавляло системе эффективности. Так, однажды центральный вычислительный центр (всё-таки снабжённый компьютерами) сгенерировал сообщение о нехватке угля. Позднее выяснилось, что эта проблема была уже решена за несколько дней до того. А ведь бывали и такие проблемы, которые из-за подобных задержек так решены и не были.

Во-вторых, в стране не было не только компьютеров, но и сетей связи, способных с компьютерами оперировать. Основную часть передачи сигналов брала на себя существовавшая чуть ли не со времён Второй Мировой сеть телеграфов. Наиболее современные на тот момент телеграфы вполне себе умели взаимодействовать с ЭВМ, но их в Чили не было. Однако и новейшие телеграфы едва ли смогли обеспечить постоянную передачу информации в режиме реального времени.

В-третьих, по задумке Стаффорда Бира предприятие, вообще говоря, не должно было быть низшим элементом управления. По принципам кибернетического управления низшим уровнем является непосредственно потребитель, который также имеет возможность посылать сигналы вверх, к предприятиям или выше. Но если среди предприятия хотя бы были соединены телеграфной сетью, то население и такой роскоши себе позволить не могло: Ведь даже электричество имелось далеко не у всех. Не говоря уж о компьютерах.

Вдумчивому читателю очевидно, что в развитых странах тогда уже имелись, по большей части, нужные компоненты для полноценного ввода в эксплуатацию системы, подобной Киберсину. В США, Европе и СССР существовали уже тысячи компьютеров, более-менее массово распространённых в университетах и на предприятиях. Более того, в то время уже существовала система e-mail, позволявшая компьютерам непосредственно обмениваться сообщениями между собой. А менее, чем через два десятка лет, на свет возникла и распространилась среди широких слоёв населения всемирная сеть Internet – практически одновременно с повсеместным распространением персональных компьютеров. Так что все компоненты для полноценной реализации Стаффордом Биром большинства своих идей существовали уже к середине девяностых годов. Хотя и до того у академика Глушкова при разработке аналогичной системы ОГАС не стояло тех трудностей, какие стояли перед Биром. Гораздо труднее оказалось убедить партийных бюрократов, что им неплохо бы подвинуться с насиженных мест.

Электронные мозги для плановой экономки

Как любил говорить сам Стаффорд Бир, absolutum obsoletum, всё работающее уже устарело. Реализация того, что было или могло быть достигнуто почти полвека назад, в наше время будет уже не таким впечатляющим достижением, как хотелось бы. Быть может, сейчас можно сделать ещё больше? И действительно. Самые основные компоненты работы кибернетической системы – доступные персональные компьютеры (самый дешёвый современный ПК, к слову, стоит 25 долларов) и повсеместное распространение связующей их всемирной сети Интернет – вопросов и сомнений уже не вызывают. Мы можем поставить себе другие вызовы. Например, полная замена человека компьютером в задачах повседневного управления.

Препятствие этому до недавнего времени заключалось в следующем: Стаффорд Бир в своей книге «Мозг Фирмы» убедительно показал, что для алгоритмического управления уже достаточно малым предприятием требуется построить такую алгоритмическую сеть, с которой не справится даже суперкомпьютер размером со всю Землю. И решение Стаффорд Бир видел в том, чтобы научиться задавать компьютеру не алгоритмические задачи, а более абстрактные и общие задачи, чтобы при этом компьютер сам подбирал нужный путь. Подобно человеку, «интуитивно», методом проб и ошибок. Для этого, как писал там же Бир, нужно, чтобы компьютер мог обучать сам себя, и тогда он рано или поздно сможет выдавать эффективность большую, чем человек. При жизни Бира это было ещё невозможно. Теперь же технологии машинного обучения развиваются полным ходом, являясь одним из приоритетных направлений развития в программировании, и добиваются с каждым годом всё новых и новых высот.

Но отсюда вытекает другая проблема. Проблема хранения данных. Для создания эффективной самообучающейся системы нужны огромные объёмы данных. Так, например, поисковик Google каждый день обрабатывает десятки петабайт данных, что в тысячи раз превышает объём самого мощного существующего на данный момент жёсткого диска. А ведь крупная экономическая система, насчитывающая сотни миллионов людей и сотни тысяч предприятий, будет оперировать, возможно, много большим объёмом данных, и для того, чтобы система имела возможность самообучения, она, вообще говоря, должна сохранять эти данные достаточно долгий срок, иметь возможность откладывать свой опыт в долгосрочной памяти. Можно представить себе, насколько мощный мозговой центр нам для этого потребуется.

Здесь нам на помощь приходят облачные технологии. Имея облачное хранилище данных, нет нужды создавать огромный центральный сервер, данные с каждого дома, предприятия и более высоких уровней управления будут через локальные сервера попадать в облачные хранилища, к которым система в любой момент и из любой точки сможет получить доступ. Конечно, проблема создания объёмной сети хранения информации не снимается, но теперь она может быть реализована децентрализовано, что значительно облегчает задачу.

Дальше - больше. Как уже было указано, непосредственное алгоритмическое управление любой более-менее развитой экономической сетью для современных компьютеров является задачей неподъёмной. Но не для компьютеров квантовых, которые, как было показано в другой статье из нашей «Лаборатории Будущего», потенциально способны оперировать с бесконечными объёмами данных. Не будет ли это последним гвоздем в гроб корпораций?

Итак, что мы видим в итоге? Альенде и Бир, имея на руках столь примитивный инструментарий, смогли организовать систему, которая в определённых сферах на два порядка превосходила рыночные механизмы в эффективности. При наличии таких технологий, какие мы имеем сейчас, неужели для нас является столь трудной задачей возродить и приумножить их труды?

Первоначально статья была опубликована в нашем паблике



Электронные мозги для плановой экономки

Больше интересных статей здесь: Экономика.

Источник статьи: Электронные мозги для плановой экономки.





Поделись!