Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость

#Лаборатория_Будущего, #экономика, #экология, #метод

Среди политизированных российских обывателей гуляет множество заблуждений самого разного свойства. Они касаются не только внутренних, но и внешних вопросов. К числу последних стоит отнести нашу любимую “китаефилию”, а также сравнительно недавнее поветрие - нежную любовь к Дональду Трампу. В головах одних пикейных жилетов современный Китай выглядит как мощная мировая держава, способная бросить вызов США и другим ведущим мировым державам. Это воззрение поддерживают не только штатные пропагандисты КПК, но и целый выводок отечественных полезных идиотов.

Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость

Что касается Дональда Трампа, то многие приписывают ему отстаивание национальных интересов в пику транснациональным корпорациям. Якобы за то бедолагу и съели. Так получилось, что китаефилия и трампизм часто сопутствуют друг другу, хотя это может показаться странным. Однако лишь на первый взгляд - ведь между этими двумя идеологемами существует глубинное родство. Для того, чтобы это понять, придётся влезть в такое буквально грязное дело, как экспорт мусора и прочих экологических издержек. Впрочем, не спешите записывать автора статьи в либералы и сторонники Джо Байдена - этой честной компании от нас достанется не хуже.

Зачем копаться в мусоре?

Наш старый товарищ, эколог Владимир Фридман обратил наше внимание на такое явление как экспорт экологических издержек. Этим грязным делом занимаются многие развитые страны, в том числе и те, власти которых создают себе имидж защитников окружающей среды.

США - как известно, главный мировой потребитель ресурсов и, соответственно, главный загрязнитель своей собственной и чужой природы. Недавнее расследование “The Guardian” показало, что американский бизнес экспортирует мусор в десятки стран мира. Ещё недавно, до 2017 года одним из главных адресатом был Китай. Но в 2017 году китайские власти ввели запрет на импорт иностранных отходов. Естественно, что этот запрет - как и многие другие нормы китайского законодательства - регулярно нарушается. Но тысячи тонн мусора надо было куда-то девать. В частности, выросли объёмы переработки американского мусора в Турции и странах Юго-Восточной Азии.

Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость

Впрочем, США никогда не считалась передовой “зелёной” державой. Но, допустим, возьмём Германию. ФРГ - отличный пример того, чем оборачивается “зелёная” политика, если её главная задача не защита природы и населения, а внешний эффект и дополнительная прибыль. Уже упомянутый Владимир Фридман, ссылаясь на немецких специалистов, считает “Энергетический поворот” (Energiewende) провальным не только с точки зрения энергетической безопасности, но и охраны природы. В частности, посадки кукурузы для биотоплива и установка многочисленных ветряков больно бьют по популяции птиц - как певчих, так и хищных.

Нельзя назвать успешным и опыт Германии по переработке мусора. Широко разрекламированные успехи Германии весьма сомнительны, ведь на деле страна продолжает интенсивно экспортировать отходы в Восточную Европу. Полтора десятилетия назад главным импортёром была Чехия . Несколько позже к делу подключились страны Прибалтики, и без того оккупированные немецким и шведским банковским капиталом. Впрочем, немецкий мусор добирается и дальше, вплоть до Малайзии . Кое-что перепадает и России, с которой у ФРГ весьма тесные экономические связи. В частности, именно в России происходит захоронение как минимум части немецких ядерных отходов . Такое вот получается экологическое лицемерие: государство, похваляющееся своей экологичностью, заваливает отходами разной степени вредности едва ли не весь мир.

Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость

Активно вывозит свои отходы и Великобритания. Настолько активно, что некоторые страны пытаются избавиться от него. В частности, не так давно власти Шри-Ланки (того самого Цейлона, где выращивают чай, который мы с вами часто пьём), вернули Великобритании 260 тонн мусора. Этот почин стоит поддержать и другим странам Третьего Мира - вот тогда-то ведущие мировые державы озаботятся защитой окружающей среды на деле, а не на словах.

Экспорт издержек и “грязный подъём”.

Впрочем, экспорт мусора - не единственный способ, которым ведущие капиталистические страны калечат природу Третьего Мира. Индустриальные страны периферии и сами производят горы отходов и прочих загрязняющих агентов. Более того, дешёвое массовое производство предполагает не только максимальное непосредственное удешевление рабочей силы. Сокращаются и другие издержки, в том числе и экологические.

И, самое убойное, эти процессы взаимно поддерживают друг друга. Ведь доступ к бесплатным природным рекреационным ресурсам тоже удорожает рабочую силу, наряду с ростом зарплат, социальных и юридических гарантий для работников. С другой стороны, после определённого рубежа, наёмному работнику становится совершенно плевать на матушку-природу, даже если от её состояния непосредственно зависит его собственное здоровье.

Собственно, сам термин “грязный подъём”, используемый по отношению к экономикам Индии и Китая, содержит в себе немалую долю лукавства. Хотя бы потому, что - применительно к данному историческому моменту - та модель индустриализации, которую используют два азиатских гиганта, не делает их более развитыми и независимыми. Сколько ни строй потогонных заводиков, Китаю Америку не догнать. Конечно, только слепой не видит, что Китай пытается выступать в роли империалиста и даже достиг в этом кое-каких успехов. Но слабость внутреннего рынка, вытекающая из низкой стоимости рабочей силы, ограничивает возможности КНР периферийным, зависимым империализмом. То же, что наши пикейные жилеты принимают за борьбу двух равных политических игроков, представляет собой брыкание лошади под ездоком.

Конечно, наиболее хитрые защитники “социализма с китайской спецификой” могут вспомнить Викторианскую Англию, где как раз и имел место грязный подъём без каких-либо оговорок. Дескать, английские рабочие потерпели полвека, а затем получили и сокращение рабочего времени, и улучшение условий труда. Да и британская природа немного отдохнула, когда производства перенесли за рубеж. Дескать, с Китаем будет то же самое, надо только подождать.



Даже если принять такое представление об историческом пути Великобритании, на время забыть о классовой борьбе как факторе истории и, наконец, закрыть глаза на текущее незавидное положение бывшей Владычицы Морей, паззл всё равно не складывается. Просто потому, что аналогия изрядно хромает. Достаточно лишь сравнить окружение Великобритании 19 века с таковым у современного Китая. Если в прошлом грязная и экстенсивная ранне-индустриальная экономика позволяла господствовать над полуфеодальным, раннекапиталистическим миром, то сейчас она едва позволяет держать планку периферийного, зависимого империалиста.

Собственно, наиболее адекватно оценивать КНР именно как полупериферийную державу, одновременно зависимую от центра мир-системы, и эксплуатирующую ещё более слабые и зависимые страны. К слову, в мусорном вопросе дело обстоит именно так: несмотря на недавний запрет ввоза мусора, Китай остаётся импортёром экологических издержек (как минимум в виде грязных производств). Большую же часть мусора, ранее легально направлявшегося в Китай, направляют ещё дальше, в ещё более слабые страны Третьего Мира.

Ранее же Китай был одним из самых главных импортёров мусора. Сплавлять свои отходы в Поднебесную не гнушалась даже Швеция, об успехах которой в решении мусорной проблемы не устают говорить СМИ . Учитывая громадные объёмы мусорного импорта в Китай, запрет 2017 года едва ли привёл к его полному сворачиванию. То есть, как минимум, отчасти этот запрет стоит оценивать скорее как широкий медийный жест. Тем более, как показывает история с “торговой войной” вокруг Huawei, что-что, а пускать пыль в глаза китайские чиновники и бизнесмены умеют мастерски.

Сделаем США новым Китаем

Итак, с Китаем разобрались. Но причём же здесь Дональд Трамп и его сомнительный проект реиндустриализации США? И здесь снова не мешает вернуться к нашей беседе с Владимиром Фридманом. Наш товарищ поведал нам, что одно из последних решений бывшего президента был выход США из международного договора по перелётным птицам 1918. Эта мера снимает ответственность с бизнеса за гибель птиц в нефтяных разливах и других техногенных катастрофах. В интервью Фридман назвал Трампа таким же убийцей природы, как мэр Москвы Сергей Собянин.

Упомянутое решение Трампа - далеко не единственная антиэкологическая мера в его правление. Более того, наступление на природу - вполне логичная часть трамповской “реиндустриализации”. Конечно, США, действительно, нуждается в развитии новых промышленных производств и создании множества дорогих и квалифицированных рабочих мест в депрессивных регионах. Но мистер Трамп сотоварищи предложил американцам нечто совсем другое: радикальное сокращение стоимости рабочей силы, в том числе через массовое использование труда заключённых , а также снижение экологических издержек. Американской экономике предложили “грязный подъём” по китайской модели.

Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость

К счастью для миллионов американцев, такая модель оказалась не нужна не только рабочему классу, но и большинству истеблишмента. Проект Трампа был настолько нереалистичен - особенно в условиях нарастающих социальных конфликтов, что его не просто свернули, но и демонстративно покарали его инициаторов. Это вовсе не значит, что американский пролетариат должен кланяться в ножки Джо Байдену - у господ “демократов” свои резоны. И в них бы тоже не мешало разобраться.

“Зелёный” империализм

Давайте посмотрим на предлагаемую Байденом экологическую программу Да, внешне всё выглядит очень красиво - многие экологические послабления бизнесу, сделанные Трампом, будут отменены, а США снова вступит в Парижское соглашение по климату. Однако не стоит думать, что Байден сотоварищи будет спасать природу за счёт интересов бизнеса. Скорее речь идёт о поддержке “зелёного” бизнеса, зарабатывающего на своей - зачастую мнимой - экологичности.

По сути дела, продолжится политика экспорта экологических издержек из США в Третий Мир. Об этом, в частности, свидетельствуют планы по торговой дискриминации экономик со “значительным углеродным следом”. По сути дела, страны периферии заставят платить за то, что капитал стран центра угробил их природу и понастроил там грязных заводов. Ловкий ход, куда уж там мистеру Трампу с его медвежьими манерами.



Впрочем, подобное поведение - далеко не свежее изобретение американских либералов. Той же логики американские и европейские дипломаты, политики и идеологи придерживаются и в других вопросах. Скажем, установление того, что у нас в России называют “президентским самодержавием”, было щедро оплачено и МВФ, и немецким, и американским бизнесом. Но это не мешает почти тем же самым господам клеймить господина Путина тираном и надувать никому уже толком не интересного болванчика по фамилии Навальный. “Мы убили вашу демократию, но платить за это будете всё равно вы.”

Иногда они возвращаются

Какова наша главная мысль? Один из ключевых элементов современного международного разделения труда - система экспорта издержек из центра на периферию. Экологические издержки, от банального мусора до грязных производств и дефицита рекреационных ресурсов, - лишь одно из течений в этом океане. Направление этого течения позволяет лишний раз уяснить истинное положение тех или иных стран в мировой иерархии.

Главный тренд последних пятидесяти лет - удешевление труда. Конечно, главная издержка с точки зрения капиталиста - это живой пролетарий со своими желаниями и интересами. Полностью отказаться от него капитал не может, просто потому, что наёмный работник одновременно - и главный потребитель произведённой продукции. Следовательно, удешевление труда означает также и ослабление внутреннего спроса. Любое же спихивание издержек сверху вниз приводит, - медленнее или быстрее - к удешевлению труда. Следом за ним идёт и ухудшение позиций государства в международном разделении труда. Естественно, что речь идёт не столько об абсолютных, сколько об относительных величинах, ведь гонка на понижение стоимости рабочей силы - давний общемировой процесс. Правда победителем в гонке являются те, кому удаётся держаться в хвосте колонны и гнать вперёд остальных.

С другой стороны, процесс этот идёт неравномерно, причём в силу внутренней необходимости. Капиталисты ведущих мировых держав объективно заинтересованы в существовании разрыва между стоимостью рабочей силы в метрополии и зависимых странах. Поэтому, даже проводя неолиберальные реформы у себя на родине, они стараются частично нивелировать их эффект, экспортируя издержки в страны Третьего Мира. Это касается как непосредственно отношений работников и работодателей, так и других моментов, косвенно влияющих на стоимость рабочей силы.

Сделаем акцент - речь идёт именно о замедлении, причём временном, падения стоимости рабочей силы, но никак не об её росте. Просто потому, что экспортированные в Третий Мир издержки возвращаются самыми разными путями. В лице трудовых мигрантов, давящих на местный рынок труда, и террористов, помогающих - вольно или невольно - держать в страхе относительно сытого западного обывателя. В виде всё более дорогих и всё менее качественных потребительских товаров. Иногда же всё происходит ещё проще: не желая служить общественной помойкой, некоторые зависимые страны возвращают обратно те отходы, которые им сплавили великие державы, как это было в случае с Шри-Ланкой. Впрочем, настоящее возмездие ещё только впереди.

Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость

“Чистый подъём”

Выше мы критиковали политику “грязного подъёма”. Это налагает на нас обязательство предложить альтернативу. Защитники трамповского варианта реиндустриализации обычно говорят о новых рабочих местах, попутно обвиняя экологистов в уничтожении старых. Дескать, сытый рабочий сегодня важнее вырубленного леса завтра. Сразу скажем, что такая постановка вопроса неправильна.

Ведь по-настоящему продуманная экологическая политика способна создавать рабочие места даже более успешно, чем “грязный подъём”. Причём не абы какие, а дорогие и квалифицированные. Те, на которых работники будут действительно сыты и социально защищены. Здесь мы ещё раз обратимся к мысли Владимира Фридмана: социалистическая экономика будущего обзаведётся двумя новыми отраслями: природовосстановлением и переработкой отходов. Первая возьмёт на себя часть функций социальной сферы - причём не только, а вторая станет важным источником сырья для промышленности. Так, восстановленные естественные экосистемы способны останавливать и предотвращать стихийные бедствия и регулировать климат, порядочно испорченный предыдущей деятельностью человека.

В одном из наших программных материалов мы говорили, что дорогой труд - это не только и не столько высокая зарплата. Не менее важная составляющая экономики дорогого труда - широкий доступ к общественным благам. В том числе и защищенной окружающей среде, которая нужна человечеству далеко не просто для красоты. Естественно, что такой подход создаёт массу новых рабочих мест в социальном секторе, причём по необходимости дорогих. Получается, что процесс удорожания труда будет поддерживать себя сам. Но, чтобы запустить этот механизм, придётся изрядно попотеть и побороться.

Не менее важен и другой момент: нынешняя мировая экономика устроена как корпоративная пирамида, в которой одни страны спихивают на другие ответственность и издержки. “Грязный подъём” Китая, на который завороженно смотрят некоторые отечественные левые, - такая же часть этой политики, как и “зелёный империализм” Германии или США. Меж тем, мы все - жители планеты Земля, и несём за её состояние солидарную ответственность. Что требует солидарных же действий, а не постоянных попыток спихнуть проблемы на кого-то ещё. Солидарность же - это не абстрактный лозунг, а особый тип социальных отношений, равно чуждый и американскому истеблишменту, и русской олигархии, и партийной бюрократии КНР.

Мы, действительно, подошли к тому рубежу, когда стоящие перед обществом задачи требуют солидарного действия широких масс на уровне всего человечества. Поэтому те, кто на такую солидарность органически не способен и, в силу своих интересов, её боится, как огня, ищет решения своих проблем в далёком прошлом. Не секрет, что утопия радикальных либералов и либертарианцев родом из 17 века , вернее из мифологического представления о нём. У “красных консерваторов” и некоторых несознательных левых тоже есть своя утопия родом из прошлого - они хотят вернуться в раннеиндустриальную эру. Ведь тогда всё было так просто: были заводы, на которых трудились организованные и сплочённые батальоны пролетариата, мир был чётко структурирован на нации, а будущее виделось кристально ясным. К несчастью для наших мечтателей, и к счастью для всех остальных, фарш истории прокрутить назад невозможно.

Исходная статья опубликована на нашем паблике 2.02.2020

Больше интересных статей здесь: Экономика.

Источник статьи: Дешёвый труд, грязный подъём и зависимость.