Рассказываю о повестке в следственный комитет и связь с миллиардными хищениями при строительстве генштаба

Хочу поделиться одной реальной историей, которая как бы произошла с одним моим другом. С другом, потому что была дана подписка о неразглашении. Так вот, другу пришла повестка из следственного комитета. А поскольку пришла она почтой России. То, естественно, с большим опозданием. Явиться надо было «вчера»!

Друг никакой вины за собой не знал, но всё равно порядком перепугался. Сейчас времена непредсказуемые, и доказывать потом, что в несанкционированных митингах участия не принимал и фонариков в поддержку не запускал, можно бесконечно. А когда сидишь в КПЗ, время тянется очень долго и мучительно. Друг как-то залетал по малолетке за всякую чепуху, поэтому с обезьянниками был знаком не понаслышке. Поэтому быстренько нашёл на повестке телефон следователя, написанный маленькими буквами, и бросился звонить.

К счастью, телефон оказался мобильным и по нему удалось быстро дозвониться. Это действительно счастье, ведь те кто когда-нибудь пробовал звонить по официальным телефонам судебных приставов, участковых полицейских опорного пункта и прочих служб, знает, что дело это гиблое. А тут вопрос безотлагательный! Что случилось, совершенно непонятно, и от этого в 5 раз страшнее. Тем более, что каждый российский гражданин знает, что в следственный комитет никого просто так звать не будут.

Следователь хоть и ответил сразу, но ничего толком не сказал. Мол это не телефонный разговор и не уверившись в том, с кем именно он разговаривает, ничего более сказать не может. Но надо срочно приехать в Следственный комитет, иначе будет только хуже. А ещё обязательно взять с собой все возможные документы и трудовую книжку.

В общем, легче не стало, а совсем наоборот. Поджилки тряслись всё сильнее. Это ж надо было угодить в такую историю. Ещё бы знать в какую именно. В памяти начали всплывать различные сомнительные истории за последние десять лет жизни, но ни одна из них на криминальную не тянула от слова совсем. Друг довольно законопослушен, ну ровно настолько насколько это возможно в нашей стране. И поскольку маленькие грешки водятся за всеми, сразу представил, что его непременно арестуют прямо после жесткого допроса. Ведь у нас не сажают только тех, кто тырит миллионами, а за булочку можно легко схлопотать 7 лет. Правда, никакой такой булочки он не брал, но чувствовал себя от этого не намного лучше. Истории о подкинутых «булочках» и «целых батонах» рассказывают каждый день. А вот доказать, что ты не «хозяин пекарни» и даже не «булочник», мало кому удаётся.

Поэтому друг отпросился с работы, взял на время трудовую книжку и быстрее поехал в СКР. Перед «смертью», ведь всё равно не надышишься, поэтому лучше побыстрее во всём разобраться. Так хоть какую-то часть нервов сохранить получится.

Огромное новое здание СКР из стекла и бетона, за унылым серым забором, навевало самые тревожные мысли. В будке КПП, сказали, что надо звонить следователю, чтобы спустился, иначе никак не пропустят, ведь повестка просроченная. По закону подлости, телефон не отвечал. Так что пришлось ждать, с тоской поглядывая на беспечных людей в форме и угрюмых людей в штатском. Они ходили туда-сюда, туда-сюда, и не было этой живой цепочке ни конца, ни края. Иногда, правда, среди них мелькали адвокаты. Их сразу можно было отличить по дорогим тёмным костюмам. Друг даже увидел знакомое медийное лицо. Этот дорогой юрист [Генри Резник] часто мелькал по телевизору в громких делах.

Обратите внимание: Дважды проиндексируют пенсию работающим пенсионерам!рассказываю какие документы необходимо подать в ПФР.

Да и в СКР его видимо хорошо знали, так что пропустили чуть ли не с поклоном. Правда и другу немного повезло, и сразу после появления известного адвоката, перезвонил следователь. Сказал выписывать пропуск и ждать.

Снова потекли тоскливые минуты, а вместе с ними замелькали проходящие через КПП люди. На этот раз пришлось ждать не так долго, следователь спустился через двадцать минут. Провёл внутрь, поднял на 5 этаж на новом блестящем лифте, а потом долго путал следы в длинных тёмных коридорах.

От нового здания друг ожидал большего, но кабинет следователя оказался совершенно совковым. С длинным, во всю стену, и высоким, от двери до окна, шкафом из облупившегося дсп. Большинство полок были закрыты глухими дверцами, но в приоткрытых было видно бесконечные кипы исписанных бумаг. Стол тоже был завален толстыми пачками дел. Не оставалось даже места, чтобы положить руки. Поэтому, хоть другу и предложили сесть, чувствовал он себя зажато.

А следователь не торопился рассказывать в чём всё-таки дело и начал тщательно проверять документы, а потом узнавать последние места работы. Когда добрались до сути, у друга уже начал дёргаться глаз. Ну почти. Ещё пару-тройку минут и точно бы задёргался. Ещё бы и волосы дыбом встали, но волос давно уже не было. У лысых тоже есть некоторые преимущества.

Только тогда следователь и соизволил всё объяснить. Он входил в группу, которая занималась расследованием мошенничества при строительстве главного штаба в центре Москвы. Трудно сказать сколько денег потратили на его возведение, но только на махинациях непосредственно по строительным работам спёрли двести ярдов.

Друг хотел пошутить, что он столько точно не брал, но шутить в СКР, язык почему-то не повернулся. Тем более, что до конца ситуация ещё не прояснилась. Хотя довольно быстро оказалось, что по документам друг якобы трудился на этой стройке века и даже якобы получал неплохую зарплату в течении предпоследнего года. У него был опыт работы в строительной сфере и имелись допуски по электромонтажным работам, но к главному штабу, он и на милю не приближался. Да и о той самой фирме, которая якобы целый год платила ему зарплату, слышал впервые. О чём имелась отметка в трудовой книжке. В то же самое время, он трудился в другой организации, на это было примерно полсотни свидетелей. О чём, он не преминул побыстрее сообщить.

Следователь не слишком радостно закивал. Мол он знает, что в работах по генштабу использовались «мёртвые души». Подобных случаев уже тысячи. Просто кто-то слил данные бывших сотрудников строительных фирм.

Друг чуть не заорал, что об этом можно было и заранее сказать, но сдержался. Всё-таки нервяк уже отпустило. Главное, что в данной ситуации непосредственно его никто ни в чём не обвинял. Поэтому он сразу же начал чувствовать себя намного спокойнее.

После этого следователь задавал много других вопросов. Пытался вызнать кто бы мог слить данные друга, с кем он работал, не пересекались ли эти фирмы со стройкой по оборон заказу и в конце даже предложил поучаствовать в следственных действиях: «сходить в ту фирму, которая якобы платила другу зарплату и потребовать её выплатить по-настоящему». Друг даже согласился, в глупой надежде, что ему чего-нибудь перепадёт с этих денег. Но на самом деле, на этом всё и закончилось. Ему дали подписать бумаги о неразглашении и больше не звонили и повесток не присылали.

Хотя про хищения при строительстве объектов Минобороны пишут до сих пор. Дело, скорее всего всё ещё расследуется, и будет расследоваться очень долго. Так что вероятность поучаствовать в следственных действиях сохраняется. Но это уже совсем другая история, тем более, что участвовать в чём бы то ни было, когда знаешь, что тебя уже ни в чём не обвиняют, намного проще.

ЧИТАТЬ ПРЕДЫДУЩУЮ СТАТЬЮ О ПОЛИТИКЕ ⇇ ⇚ ↞ ⇤

ЧИТАТЬ СЛЕДУЮЩУЮ СТАТЬЮ О ПОЛИТИКЕ ⇉ ⇛ ↠ ⇥

"Об этом человеке известно только, что он не сидел в тюрьме, но почему не сидел – неизвестно". - Марк Твен

Больше интересных статей здесь: Политика.

Источник статьи: Рассказываю о повестке в следственный комитет и связь с миллиардными хищениями при строительстве генштаба.





Закрыть ☒