Они связаны с поиском новых партнеров по импорту и экспорту, внутренней оптимизацией компаний, процессами импортозамещения и завершением технологических цепочек внутри отраслей

Российский бизнес переживает беспрецедентный период трансформации и перемен. Они связаны с поиском новых партнеров по импорту и экспорту, внутренней оптимизацией предприятий, процессами импортозамещения и пополнением технологических цепочек внутри отраслей.

Они связаны с поиском новых партнеров по импорту и экспорту, внутренней оптимизацией компаний, процессами импортозамещения и завершением технологических цепочек внутри отраслей

Начало специальной военной операции, санкции, закрытие границ, миграция населения и т.д. вызвали серьезные потрясения в экономической жизни России. Привыкшие жить в условиях постоянных кризисов, российские предприниматели признают, что сегодняшний вызов для них - самый мощный за последние двадцать лет. Однако, несмотря на всю неопределенность и высокую индивидуальность решаемых задач, основные черты происходящей трансформации бизнеса и рынков уже вырисовываются.

Например, уже сейчас очевидно, что в настоящее время (и в обозримом будущем) экономикой движет промышленный, а не потребительский спрос. Системы закупок материалов и оборудования подвергаются масштабной реструктуризации с упором на азиатских и российских поставщиков. Меняются экспортные потоки: экспорт в Европу сокращается, а поставки в Азию и на Ближний Восток быстро растут. В связи с появлением новых направлений импорта и экспорта создаются новые логистические маршруты, а цены на логистику к настоящему времени значительно выросли. Компании переоценивают свои инвестиционные планы: в то время как потребительские компании замедляют инвестиции, производители товаров B2B пытаются завоевать заброшенные рыночные ниши и расширить свой бизнес; инвестиции в основном связаны с импортозамещением и увеличением экспорта по новым направлениям. Наконец, происходит сильная внутренняя реструктуризация: компании отказываются от неэффективных, экспериментальных инвестиций и оптимизируют занятость, в том числе благодаря частичной мобилизации.

Именно такие выводы нам удалось сделать в результате опроса десятка средних российских компаний как потребительского, так и промышленного сектора.

1. Рост возможен

"Внутренний спрос на модифицированный крахмал, патоку и коричневый мальтодекстрин вырос настолько, что все склады были выметены. Пока нам не на что жаловаться, внутренние цены на крахмалопродукты растут в соответствии со спросом со стороны пищевой промышленности", - говорит Роман Козырев, генеральный директор компании "Рустарк". - 'Мы увеличиваем мощности по производству модифицированных крахмалов и коричневого мальтодекстрина, в следующем году мы удвоим их, и все равно все будет распродано. Спрос только набирает обороты, и он будет расти по мере ухода иностранных компаний с нашего рынка". В последние месяцы российские производители продуктов питания начали переходить на отечественную продукцию. Европейские и китайские поставщики модифицированного крахмала и мальтодекстрина в настоящее время не могут гарантировать бесперебойные поставки. Всего за несколько месяцев импорт модифицированных крахмалов был замещен на 30% от общего объема потребления.

Специализированный производитель также утверждает, что спрос на его продукцию растет. "Оборот увеличился на пять процентов по сравнению с прошлым годом и составил три миллиарда рублей. Это связано с увеличением объемов дорожного строительства и закупкой специализированной техники федеральными и муниципальными организациями. Мы ожидаем, что в будущем продажи увеличатся благодаря новым моделям оборудования, которые мы запускаем. Речь идет о сложной дорожной технике на шасси новых марок, а также о мусоровозах с задней загрузкой, представленных в 2020 году под маркой "Смоленск". В связи с выпуском новой продукции мы расширяем производство", - говорит Ольга Соловьева, генеральный директор компании "Комплексные дорожные машины" (производство дорожной и коммунальной техники).

Михаил Сутягинский, генеральный директор Группы компаний "Титан" (нефтехимия, агропромышленный комплекс), сообщил, что в первой половине 2022 года предприятия Группы компаний "Титан" увеличили производство почти на 20% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. "Это в первую очередь связано с увеличением загрузки мощностей по производству органических синтезов на заводе "Омский каучук". Например, мы увеличили объем производства изопропилового спирта. Мы также наблюдаем определенную динамику на рынке каучука: потребление этого полимера в России выросло за указанный период. В результате группа компаний "Титан" увеличила поставки каучука российским клиентам".

Этот год показал, что российские производители могут расти и увеличивать продажи. "Это ожидаемо, поскольку многие иностранные компании ушли с рынка, а спрос остался на прежнем уровне. В промышленном секторе сейчас неплохая загруженность, мы общаемся с партнерами и видим, что есть интерес покупателей к отечественной продукции в связи с отказом от импорта". - говорит Михаил Колесников, основатель пензенской компании "Пензаспецавтоматош" (производит "умные" контейнерные АЗС, автоматизированные ТРК и разрабатывает программное обеспечение для управления топливом на предприятиях; бренд продукции - Benza). - Многие потребители в стране теперь перейдут на российское или китайское оборудование. И сказать, что он не обладает таким же качеством, долговечностью или надежностью, значит преуменьшить. Прошли те времена, когда хвалили все европейское. По его словам, топливная отрасль претерпевает серьезные изменения в связи с уходом из России иностранных производителей топливораздаточного оборудования. "Больше всего это почувствовали компании, работающие с сетевыми автозаправочными станциями". - Колесников сказал. - Все топливораздаточные колонки, используемые на крупных АЗС, всегда были на 90 процентов импортными - европейскими или американскими. Теперь приходится искать замену, и от этого уже выиграли, например, те же китайские компании, присутствующие на российском рынке. Мы не работаем так тесно с "сетевиками", а выполняем внутренние задачи компаний, снабжающих свои автопарки топливом, но мы тоже почувствовали рост спроса".

Понятно, что не все производители ощущают активный рост спроса - многое зависит от степени перераспределения продукции и ее конкурентоспособности с зарубежными, прежде всего азиатскими, аналогами. Александр Кобенко, член правления ОАО "Акрон Холдинг" (один из крупнейших промышленных и металлургических холдингов в России), говорит, что ситуация со спросом в разных местах разная: "Где-то мы видим прекращение спроса на внутреннем рынке благодаря нашей лидирующей позиции, качеству и низкой стоимости (линейка микротрубопроводов, нефтепогружной кабель, алюминиевый профиль), где-то мы видим падение спроса со стороны наших крупнейших клиентов (лом черных металлов). Где-то, наоборот, наблюдается рост производства за счет ухода с рынка иностранных производителей (электротехническая продукция).

Менее позитивной является ситуация со спросом на потребительских рынках. Примером может служить снижение покупок товаров легкой промышленности, низкий спрос на рынках мебели, жилья и автомобилей. Продажи в различных секторах упали на 15-30%. Андрей Бережной, генеральный директор обувной компании Ralf Ringer, говорит, что продажи женской обуви упали, и компании удалось сохранить доходы за счет продаж мужской обуви, так как у мужчин нет такого запаса и разнообразия обуви, как у женщин, поэтому им приходится покупать новую обувь. Юрий Яблоков, генеральный директор текстильной компании "Нордтекс", также говорит о том, что спрос на постельное белье стагнирует, что всегда происходит во время кризиса.

Аналогичная ситуация наблюдается и на рынке бытовой химии. "Мы наблюдаем падение продаж из-за снижения трафика в торговых центрах на 20-30%. Спрос, вероятно, будет снижаться; из-за высокой неопределенности и тревожности люди склонны сокращать или откладывать покупки и отказываться от чрезмерного потребления. Особенно пострадают товары не первой необходимости, говорит Иван Дубиненков, генеральный директор и основатель компании "Форсаль" (бытовая химия).

То же самое происходит и на рынке услуг: владельцы ресторанов и гостиниц сообщают о падении потребительской активности на 15-20% в последние месяцы, особенно в регионах, близких к театру военных действий - Крыму и южных субъектах федерации. "Сейчас у всех есть чувство неопределенности, и это также влияет на потребительскую активность. В последней декаде сентября продажи в "Green Flow Роза Хутор" были приостановлены, было большое количество отказов. Но, несмотря на трудности, мы выполняем план загрузки", - говорит Александр Тертычный, основатель и генеральный директор сети отелей Green Flow ("Роза Хутор" плюс регионы).

Сергей Габестро, основатель Fabricant.ru, совладелец отелей в Крыму и фермерского хозяйства "КипиАй" (зерновые, масличные культуры; чувашский язык), ждет окончания ССО для дальнейшего развития туристического рынка: "Что касается гостиничного и ресторанного бизнеса в Крыму, я думаю, все знают, что сезон был неудачным. Там, где стреляют пушки, мало желающих посещать рестораны и вообще посетителей. Крымские власти понимают это и работают над механизмами компенсации, чтобы предотвратить строительство новых отелей.

Несмотря на снижение потребительской активности, предприятия не паникуют. Во-первых, как оказалось, они не зря диверсифицировали свой бизнес, и сегодня никто не работает на монопродуктах. Во-вторых, существует большой резерв для импортозамещения.

2. Европа, прощай! Азия, здравствуй!

Зависимость от импортного сырья, материалов и оборудования во всех отраслях остается катастрофической. Отказ от поставок в Россию оборудования европейских производителей и комплектующих стал весьма болезненным для наших компаний. Во всех отраслях происходят беспрецедентные изменения в цепочке закупок и поставок: компании ищут замену европейским поставщикам в первую очередь в Азии и на российском рынке. Однако мы были удивлены, увидев, что в некоторых компаниях этот процесс длится уже более года.

"Поскольку наша компания является компанией полного цикла, у нас очень большая цепочка поставок различных расходных материалов, а это значит, что любые внешние и внутренние факторы оказывают немедленное влияние на наш бизнес. Мы уже начали восстанавливать наши цепочки поставок запасных частей и узлов во время коронавируса. Поэтому в этом году нам проще: европейских поставщиков почти не осталось. Российские, турецкие и китайские производители подняли качество гидравлики и других компонентов, и мы довольно быстро заменили их на импорт. Ранее мы производили специальные автомобили на базе шасси таких марок, как Mercedes, Iveco и Volvo. Сейчас в стране нет новых автомобилей европейского производства, но в сельскохозяйственных парках все еще есть действующие автомобили такого типа. Они импортируются к нам для переоснащения. На смену европейским производителям приходят отечественный КАМАЗ, белорусский МАЗ и китайские Shacman, Howo и JAC. Сегодня производство специального оборудования адаптировано ко всем китайским моделям шасси и самосвалов, говорит Ольга Соловьева из компании "Комплексные дорожные машины".

По словам некоторых предпринимателей, в последнее время компании по привычке больше сотрудничают с иностранными поставщиками. Даже когда появились достойные российские производители, мало кто обращал на них внимание, потому что не хотели переделывать. "Поиск новых поставщиков был вынужденным из-за ситуации, в которой сейчас оказались многие из них. Мы, со своей стороны, прошли через это в 2014 году, когда частично заменили европейские компоненты на китайские. Продукция имеет одинаковое качество. Многие поставщики из Европы покупали в Китае и продавали нам. Поэтому, когда мы начали покупать напрямую, мы выиграли в цене и серьезно снизили затраты", - говорит Михаил Колесников (Benza).

Многие компании столкнулись с тем, что раньше они покупали в Европе те же материалы, компоненты и оборудование, что и сейчас в Азии, только с "европейской" наценкой. Юрий Яблоков, например, рассказывает, что его компания нашла в Индии производителя текстильной химии, которую компания ранее покупала в Европе, но по гораздо более высокой цене.

Однако нередко европейские поставщики и те компании, которые решили остаться на российском рынке, стараются по возможности продолжать совместную работу. "Раньше мы возили оборудование из Италии через Польшу, но теперь этот маршрут закрыт, поэтому мы доставляем его через Балтику. В основном через Литву, потому что Латвия стала очень непредсказуемой - иногда груз проходит, иногда его разворачивают обратно по политическим причинам. Новые правила не позволяют европейским грузовикам въезжать в Россию, поэтому сейчас мы осуществляем перевалку в Беларуси. Кроме того, мы прорабатываем возможность транспортировки грузов через Турцию или Сербию. В каждом случае мы найдем варианты доставки. Наше производство в Италии работает на полную мощность, такого никогда не было раньше. Загрузка мощностей в связи со спросом со стороны России с начала года увеличилась на несколько десятков процентов. "Россия развивается больше других, потому что здесь массово внедряется маркировка, в то время как другие страны более консервативны во внедрении современных цифровых технологий для защиты прав потребителей, - говорит Павел Булгаков, генеральный директор российского представительства Antares Vision Group (итальянская компания, один из мировых лидеров в производстве оборудования для маркировки продукции).

Многое зависит от личных отношений, сложившихся между российскими и иностранными предпринимателями. Производители одежды и обуви, например, говорят, что европейские поставщики очень обеспокоены и стараются помочь всеми возможными способами. "Например, когда возникла проблема с одним из наших критически важных материалов, они помогли нам купить его со своего склада в Узбекистане и Казахстане", - рассказывает одна компания по производству одежды.

Однако сотрудничество с Европой сегодня становится дорогостоящим для российских компаний не только из-за необходимости обходить санкции и придумывать нетривиальные схемы поставок, но и из-за стремительного роста цен на всю европейскую продукцию. "Два основных фактора привели к росту цен на нашу продукцию. Первая - рост отпускных цен из-за инфляции в самой Европе (там подорожали энергия, логистика для производителей, комплектующие и материалы - в частности, в последнее время возникла проблема с доступностью проката из нержавеющей стали для шкафов управления и станин станков). Вторая - растущая стоимость доставки в Россию. Благодаря этим факторам оборудование уже успело подорожать на 20-30 процентов, говорит Павел Булгаков.

Сегодня на различных рынках по всему миру наблюдается интересное явление: никто не понимает, сколько что-либо должно стоить. Если раньше для нас четыре евро за пару обуви было много, то теперь мы импортируем за шесть, и это кажется нормальным". Мы никогда не платили за обувной материал больше трех евро за килограмм, а сейчас платим больше пяти", - говорит Андрей Бережной. Между тем, сделки между другими компаниями могут заключаться по разным ценам.

Сегодня каждый производитель руководствуется собственной внутренней себестоимостью и собственной логикой производства. Определенным сдерживающим фактором безудержного роста цен на импортное оборудование и комплектующие в настоящее время является сильный рубль. "Пока нам и нашим клиентам помогает низкий курс доллара и евро, иначе негативное влияние повышения цен в валютном эквиваленте было бы больше. Если обменный курс вырастет, мы будем искать возможности для оптимизации затрат", - сказал Павел Булгаков.

"Логистические маршруты изменились, что привело к увеличению стоимости доставки. Но стоимость импортного сырья упала благодаря низкому курсу доллара, а у нас сорок процентов импортного сырья, и только благодаря крепкому рублю удается сдерживать цены", - говорит Алексей Комлев, генеральный директор группы компаний "Меридиан" (крупнейший в России переработчик рыбы).

Во всех отраслях промышленности происходят беспрецедентные изменения в цепочке заказов и поставок: компании ищут замену европейским поставщикам,
в основном в Азии и на российском рынке

3. Индия или Россия?

Азиатские страны и другие "дружественные" регионы становятся не только поставщиками, но и новыми направлениями для экспорта и размещения там контрактного производства или дочерних компаний. "В настоящее время мы работаем с Индией, где уже есть наша продукция. Конечно, мы не стали импортировать его из Пензы, потому что доставить готовую АЗС на другой континент очень дорого. Мы собираем оборудование на месте, используя индийские компании. Мы не исключаем возможности создания отдельного производства в Индии.

Обратите внимание: Топ 10 компаний Японии.

Мы планируем вступить в диалог с другими странами на той же основе. Африка сейчас активно интересуется нашей продукцией: там нет развитой сети АЗС, а формат мобильной АЗС привлекает местные компании своей простотой и достаточно легким управлением, говорит Михаил Колесников.

Сегодня Индия становится одним из ключевых промышленных подрядчиков для наших компаний. "Мы работаем над резервными вариантами производства на случай полного запрета на экспорт оборудования из Европы. Речь идет об оборудовании и программном обеспечении для этикетирования алюминиевых банок (пока пиво и сладкие напитки, затем консервы). Он был разработан инженерами российского отделения Antares Vision Group, и мы только сейчас начинаем его производство на одном из московских сборочных заводов. Мы рассматриваем и другой вариант: помимо Италии, мы начали производство наших решений в Индии, откуда вскоре начнутся первые поставки оборудования в Россию", - говорит Павел Булгаков.

Александр Кобенко, член правления холдинга "Акрон", говорит, что введение рядом стран тарифов на наш высокотехнологичный экспорт привело к остановке экспорта продукции зарубежным партнерам. "Но мы рассматриваем новые рынки: страны Центральной Азии, Турцию, Ближний Восток и Северную Африку. Мы активно изучаем возможность размещения новых производственных активов, но пока я не буду раскрывать географию", - говорит Александр Кобенко. В 2017 году холдинг "Акрон" приступил к разработке стратегии производства полного цикла. В связи с новой стратегией в составе холдинга стали последовательно появляться металлургические заводы ПК "Альфа-Групп", ГЗОЦМ, РЭМ, "Сталькрон", RMI Steel и "Энерготехмаш". В последние годы холдинг значительно расширил свои интересы, приобретая и строя металлургические предприятия по всей стране, основным сырьем для которых является лом черных и цветных металлов.

Аналогичная ситуация складывается сейчас на рынке целлюлозно-бумажной промышленности. После закрытия экспорта в европейские страны перепроизводство гофрокартона в стране составляет 20%. "После начала импортозамещения в 2014 году в гофроиндустрию пришло большое количество игроков рынка, которые начали перерабатывать макулатуру. После введения продовольственных санкций сельское хозяйство начало оживать, и возник огромный спрос на упаковку для пищевых продуктов. Но помимо работы на внутренний рынок, мы много экспортировали, в основном в Европу. В прошлом году мы экспортировали 1,275 млн. тонн картонной упаковки. Сегодня один миллион, возможно, не будет экспортирован, мощности уже недозагружены. Мы рассматриваем возможность увеличения экспорта в Китай, но они страдают от глобального логистического кризиса", - комментирует Денис Кондратьев, член наблюдательного совета Лиги переработчиков макулатуры.

Производитель бытовой химии Forsal в настоящее время закупает сырье и компоненты в Азии, но также рассматривает варианты контрактного производства бытовой химии на сторонних предприятиях, в основном на китайских заводах. "Кроме того, мы оцениваем и изучаем возможности внешнего рынка и их потенциал". - говорит Иван Дубиненков.

Однако из всех этих "встрясок" и разведок наших компаний в сторону Азии можно сделать вывод, не совсем выгодный для нашей экономики: производители еще не решили, где они будут дальше развивать производство - у нас или в других странах. Особенно если производство предполагает ввоз в Россию оборудования, сырья и комплектующих. Не проще ли сразу начать производство в Азии и везти готовый продукт в Россию? И это важный сигнал для наших экономических властей.

"Спрос, по всей вероятности, будет снижаться. Из-за высокой неопределенности и тревоги люди склонны сокращать или откладывать покупки, отказываться от чрезмерного потребления. Особенно это коснется товаров не первой необходимости".

4. Мобилизация добавила оптимизации

Мобилизация, безусловно, нарушила производственные планы компаний. "Наибольшее влияние на бизнес оказала мобилизация. Начало специальной военной операции и последующие шесть месяцев повлияли не так сильно, потому что мы уже пережили не один кризис. Во время так называемой турбулентности мы всегда стремимся увеличить продажи и производство. Обычно это хороший способ сосредоточиться на работе. В этом году мы также превысили показатели прошлого года примерно на 18 процентов. Но мы потеряли четверть рабочей силы из-за частичной мобилизации. Мы впервые испытали такую нагрузку и не понимали, как быстро сможем восстановиться, - говорит Михаил Колесников.

Сейчас компании учитывают возможную мобилизацию сотрудников в своем краткосрочном и стратегическом планировании. "Сейчас у всех компаний одна и та же проблема - нехватка сотрудников-мужчин. К счастью, в течение двух недель мы компенсировали половину отсеявшихся и сейчас продолжаем набирать остальных. Нам нужно вернуться в график и восстановить темпы производства", - говорит Михаил Колесников.

А компания Stylar начала активную реструктуризацию в связи с возможной мобилизацией. "Мы отправляем руководителей в отпуск в качестве теста и ставим на их место подчиненных с лидерским потенциалом, чтобы посмотреть, насколько хорошо люди справятся со своими новыми ролями. Мы делаем это для того, чтобы люди были более компетентны в вопросах управления и могли брать на себя больше ответственности, если это необходимо. Это относится к логистике, закупкам, производству и многим другим отраслям. Мы также поддерживаем бойцов, выведенных в рамках частичной мобилизации, предоставляя им дополнительное снаряжение. Понятно, что люди получают определенные вещи, но иногда хочется чего-то более продвинутого, чего нет в стандартном наборе призывника: медикаментов, дополнительных комплектов термобелья и так далее, чтобы сделать пребывание мобилизованных более комфортным и как-то поддержать их морально, говорит Вадим Адамович, генеральный директор компании "Стилар", производителя стальных силосов, резервуаров и цистерн в Ярославле.

Вообще, не только мобилизация, но и в целом текущая ситуация заставляет компании оптимизировать бизнес во многих областях. Например, некоторые компании ликвидируют неэффективные, нерентабельные направления бизнеса. "Мы не можем позволить себе содержать неэффективные сегменты, развивать проекты, которые не дают результатов и положительной динамики в течение измеримого периода времени (сейчас это не более нескольких месяцев). Тем более в нынешних условиях. В связи с этим мы также принимаем непопулярные меры, такие как закрытие некоторых заводов, потерявших нагрузку из-за сложившихся обстоятельств. Сейчас самое время работать над собой, над повышением эффективности и качества управления, а затем, в зависимости от рыночной конъюнктуры, переходить к планам развития, говорит Александр Кобенко из холдинга "Акрон".

В компании Forsal нам также пришлось сократить количество сотрудников на некоторых предприятиях и отказаться от некоторых инвестиционных проектов, чтобы повысить стабильность компании и иметь запас прочности на будущее. "Мы сосредоточились на повышении прибыльности бизнеса за счет снижения затрат и повышения эффективности большинства процессов (от продаж и маркетинга до логистики и производственных операций), а во-вторых, мы применили более консервативный подход к проектам развития и экспериментам. Мы сократили количество экспериментов и интенсивность запуска новых продуктов и разработки гипотез о продуктах", - говорит Иван Дубиненков. - 'Но мы постоянно ищем новые возможности и надеемся возобновить некоторые из отложенных проектов в ближайшем будущем.

Андрей Бережной из Ralf Ringer также намерен оптимизировать динамику ее развития. "Раньше концептуально я всегда хотел продавать больше единиц товара, поэтому мы внедряли одно, внедряли другое, запускали один завод, запускали другой завод. И мы балансировали на параметре "количество штук - продажи". Сейчас я не хочу продавать больше, потому что увеличение продаж, увеличение производства в штуках - это инвестиции. На данный момент я не верю в инвестиции. Поэтому я могу производить, скажем, 1 600 000 пар в год, а затем я оптимизирую цену: если я начинаю продавать немного быстрее, я поднимаю цену".

5. «А я буду делать!»

"Что дальше? Пока неясно. Возможно, мне придется шить жилеты и помогать родине каким-то другим способом. Было бы идеально получить от MON список потребностей, что компании могут предложить от себя. Мы - и, думаю, другие компании тоже - сможем удовлетворить существующие потребности в кратчайшие сроки. С одной стороны, есть искушение сказать: "Я ничего не буду делать!". Потому что есть неопределенность, и можно играть в жертву обстоятельств и выученной беспомощности. Есть и другой вариант: "Пусть все остальные сидят и ждут, пока я это сделаю". Это отвлекает вас от всей негативной разрушительной информации, и вы двигаетесь вперед и не тратите время, которое дала вам жизнь. Экономика неизбежно меняется, и мы стараемся не упускать из виду то, что актуально, а что неактуально. Мы пытаемся оседлать волну", - делится Вадим Адамович мыслями о будущем компании Stylar.

На наш взгляд, "быть на волне" сегодня - это развивать недостающее технологическое перераспределение, инвестировать в импортозамещение и инфраструктуру. Опрошенные нами промышленные компании намерены инвестировать и дальше. "Мы продолжаем реализацию крупных проектов на северо-западе - это перенос крупнейшего завода "Севкабель" в субхолдинг Группы ССТ в Псков, это возобновление производства сварочных комплексов для труб большого, среднего и малого диаметра под задачи "Газпрома", это развитие инжиниринга, создание новых производств в различных регионах нашей страны. Мы также продолжаем активно искать сделки по слиянию и поглощению, поскольку иностранные игроки уходят с российского рынка и так далее. Мы не останавливаем развитие, но повышаем требования к проектам и усиливаем анализ рисков", - говорит Александр Кобенко из холдинга "Акрон".

Как и во всех прошлых кризисах, сопровождавшихся ростом производственных затрат, предприниматели сталкиваются с дилеммой: сохранить прежний уровень качества или снизить характеристики и тем самым сэкономить деньги.

Чтобы выдержать конкуренцию и в новой реальности, мы продолжим модернизацию завода "Омский каучук". Будущее компании связано с развитием производства малотоннажных химикатов и органического синтеза, также планируется реконструкция крупных инфраструктурных объектов. Титан" завершает строительство двух линий по производству БОПЭТ-пленки в Пскове. Их производственная мощность составит около 72 000 тонн в год. В настоящее время в России действуют две линии по производству БОПЭТ-пленки, которые производят около 30-37 тыс. тонн БОПЭТ-пленки в год. Рынок БОПЭТ-пленок в странах СНГ, включая Россию, зависит от импорта. "Титан-Полимер" намерен устранить дефицит БОПЭТ-пленки на внутреннем рынке, мы рассчитываем выйти на рынок с этим продуктом в конце этого года". - говорит Михаил Сутягинский из группы компаний "Титан".
Что касается развития инфраструктуры, есть надежды, что в ближайшем будущем туристический сектор наконец-то начнет расти, в том числе благодаря развитию региональных государственно-частных партнерств. Например, Green Flow намерена продолжать инвестировать в гостинично-развлекательные комплексы и оздоровительные термальные комплексы в ряде регионов. В конце этого года мы откроем первый термальный "Лахта-парк" Green Flow в Санкт-Петербурге. Мы продолжаем строительство Байкальского проекта с подтвержденным полным финансированием: наша доля уже оплачена, Российская корпорация туризма и ПАО Сбербанк финансируют проект в согласованном порядке. Я уверен, что все обязательства будут выполнены, и мы откроем туристический центр в начале 2024 года, как и планировалось. Продолжается строительство "Зеленого потока" Николо-Дол в Калужской области. Мы только что согласовали проект гостинично-термального комплекса с губернатором Сахалинской области и приступаем к процедуре получения разрешения на строительство. Недавно мы рассматривали земельные участки на Итурупе на Курильских островах. Все преференции для проектов внутреннего туризма, которые были заявлены и утверждены в правилах, соблюдаются. Я вижу, что все заинтересованы в развитии инфраструктуры. Это толчок для региональной экономики". - Александр Тертычный говорит.

Михаил Колесников из "Пензаспецавтомаша" считает, что в ближайшие годы работы будет много: машиностроительные предприятия будут расти, чтобы удовлетворить внутренний спрос, поскольку не будет поставок комплектующих и оборудования из недружественных стран. "Есть компании, которые в 90 процентах случаев работали с иностранными поставками, начиная с элементарных заклепок, зажимов, потому что это было удобно. Теперь все они будут искать поставщиков нужной им продукции в России. То же самое относится и к оборудованию. Предприятия, которые смогут воспользоваться ситуацией, увеличат масштабы и объемы производства. Тем более, если бизнес получит государственную поддержку, я уверен, что в ближайшем будущем нас ждет машиностроительный бум", - говорит он. Все ближайшие планы компании были связаны с расширением масштаба. "Мы не меняем наших планов на будущее. В некоторых отношениях мы просто замедлились, но мы все еще движемся вперед. Повторюсь, наша задача сейчас - занять нишу, оставленную ушедшими иностранными компаниями, и масштабироваться в другие страны, где наша продукция интересна. И я лично не вижу объективных причин, чтобы этому препятствовать", - говорит Михаил Колесников.

Александр Лабыкин и Татьяна Одинцова внесли свой вклад в эту историю.

Больше интересных статей здесь: Экономика.

Источник статьи: Они связаны с поиском новых партнеров по импорту и экспорту, внутренней оптимизацией компаний, процессами импортозамещения и завершением технологических цепочек внутри отраслей.

Написать комментарий