Почему планирование хорошо, а плановая экономика - плохо?

Выполнение плана в СССР являлось самоцелью.

В нашей стране все споры о формах экономики вращаются вокруг двух типов хозяйствования - рыночном и плановом. Благо у нас имеется опыт и того и другого, что позволяет сравнивать напрямую, не уходя в дискуссию о сферических конях в вакууме. Сторонники плановой экономики (не обязательно именно той, что существовала в СССР) практически всегда выдвигают в защиту своей позиции один и тот же аргумент, мол, планирование так и так осуществляется на предприятиях. Раз на производстве без этого никак, значит и в масштабах страны план можно реализовать, вопрос лишь в грамотном составлении этого плана и его реализации. Впервые этот аргумент я услышал лет 20 назад и регулярно встречаю его на просторах интернета или в живом общении. Может и правда плановая экономика эффективна, а в СССР её не смогли правильно использовать? Конечно, нет. Между планированием и плановой экономикой огромная разница, такая же, как между вашим огородом и сельским хозяйством всего региона.

Действительно, любое, даже совсем небольшое предприятие планирует свою работу. Ключевым показателем для составления плана является потенциальный спрос, то есть количество товара, которое предприятие сможет реализовать за определенный период. Исходя из этого и осуществляется планирование: объем производства, загрузка оборудования, площади складов, логистика, закупки, трудовые и энергозатраты, различные отчисления, амортизация и прочее. От грамотного планирования зависит эффективность работы предприятия, так что без него никак. Скучающие по СССР из этого и выводят преимущества плановой экономики, мол, видите, работает же! Конечно работает. И точно так же оно работает и в плановой экономике, только результат разный.

Досрочное выполнение плана одним предприятием из всей цепи, примерно бесполезное занятие.

В отличие от экономики в целом, потребности самого предприятия легко прогнозируемы, а значит могут быть просчитаны. Если кура несушка дает 5 яиц в неделю в среднем, при этом потребляет около килограмма корма, то определить сколько всего вам потребуется для выпуска миллиона яиц в месяц не сложно. Практически все производственные потребности регламентированы, и менеджменту, порой, даже не требуется выходить из кабинета, чтобы организовывать производственный процесс. А вот потребности потребителя спрогнозировать куда сложнее. Кроме базовых, типа жилья, питьевой воды и хлеба, существуют еще и индивидуальные. Они распространяются не только на промышленные товары, но и на обычные продукты питания. Даже хлеб одни предпочитают белый, другие чёрный. А ведь еще есть разница в объеме потребления. Одни съедят батон за день, а другие только половину, а остальное выбрасывают. Кто-то ест свинину, кто-то говядину, кто-то курицу, кто-то рыбу, а кто-то и вовсе веган. Кроме этого, спрос на те или иные товары может меняться в зависимости от различных факторов: погода, события, мода и пр. Таким образом потребительский спрос можно лишь прогнозировать, но никак не спланировать.

Потребность вместо потребления

При составлении плана в СССР использовался показатель "рациональная норма потребления". Бралась она не с потолка, но то, что она была усредненной, определяло сколько всего продукции должно быть произведено на каждого жителя страны.

Естественным следствием планирования становится удовлетворение потребностей, вместо желаний. Курицу никто не будет спрашивать, что она хочет на завтрак и в каких ботинках пойдет в кино. Так происходит и с людьми в плановой экономике. Задача плана обеспечить гражданина определенным набором товаров и услуг в штуках, при чем количество, тип и качество задается не потребителем, а тем, кто планирует. Вот и выходит, что в магазин поступает один тип макарон, масла, молока, три-четыре сорта колбасы, в отделе одежды и обуви выставляются огромные ряды одинаковых костюмов и обуви. Нет никакой необходимости бороться за покупателя, расширять линейку товаров, повышать качество и привлекательность. Если положено по плану 50 тысяч тонн масла на город, то столько и будет отгружено в магазины. Если нужно обеспечить гражданина парой брюк, то именно столько и будет предусмотрено для него в магазине одежды. Желания потребителя никто не предусмотрит, ведь их спрогнозировать просто невозможно.

Унификация вместо ассортимента

Советские магазины не блистали изобилием одежды. Можно сколь угодно доказывать, что пальто было хорошим. Проблема не в этом. А в том, что оно было одно.

Один из способов повысить эффективность производства и упростить процесс планирования, это унификация. Она позволяет не только удешевить производство, но и нарастить выпуск товара. К примеру, нет смысла под каждую марку автомобиля создавать разные дверные ручки, если можно использовать одинаковые. Или мебель. Что кухня, что прихожая, что спальня - везде ставится одинаковая фурнитура. Плановая экономика движется в том же направлении, максимально упрощая все производственные процессы. Вершиной советской унификации можно считать КПД (крупно панельные дома). Здесь стандартным было все, от размеров квартир, до краски на стенах. С одной стороны такой подход позволял быстро возводить огромное количество жилья, а с другой лишал потребителя возможности выбирать. Правительство само решило, сколько положено гражданину жилья и каким оно будет. Внутри таких квартир, кстати, так же все было максимально унифицировано: одинаковая мебель, сантехника, приборы быта. Плановая экономика сама по себе стремится к производству в духе "дешево и сердито", никакого украшательства, никаких излишеств, все по-спартански строго.

Чего же плохого в подобной унификации? Плохо в ней отсутствие ассортимента. Типизация и стандартизация хороша для организации производственного процесса, но в отрыве от спроса (то есть учета предпочтений покупателя), она ведет к полной потере привлекательности товара. Люди не рождаются с одинаковыми размерами ног и охватом талии, у них разные предпочтения в цвете и вкусе. В конце концов, чисто по природному стремлению к размножению, человек старается чем-то выделяться на фоне представителей своего пола, чтобы привлечь противоположный. А как это сделать, если планировщики вывели, что максимальной эффективности при производстве можно достичь, если выпускать серые пиджаки стандартного фасона и туфли именно такой модели? Рынок завален огромным количеством однообразного товара. Он не плох. И даже умудряется завоевывать различные награды на международных выставках (чем, безусловно гордятся фанаты СССР), но что толку? Каким бы хорошим не был товар, без наличия ассортимента его привлекательность стремится к нулю, а обеспечить разнообразие плановая экономика не в состоянии, ведь в неё заложен прямо противоположный механизм - унификация. Как итог, любой, даже самый некачественный импортный товар, был настоящей мечтой советского гражданина, ведь он отличался от того, что было у всех.

Обеспечение вместо спроса

Спрос на книги в СССР был высоким, однако, распределялся он не равномерно. Где-то книги быстро сметали с полок, а где-то их никто не брал.

Одной из основных задач планирования на предприятии является обеспечение цехов или линии производства всем необходимым. Если на одном из узлов закончатся болтики, то встанет все производство. Но, как уже упоминалось выше, в отличие от человека, потребности производства стандартны и легко просчитываются, а потребительский спрос можно лишь спрогнозировать да и то с высокой долей отклонения. В плановой экономике товары не распродаются в широком смысле этого слова, а распределяются, то есть, с точки зрения руководства страны, гражданин должен быть обеспечен определенным набором товаров и услуг.

Обратите внимание: Почему рынку новостроек в РФ угрожает «ипотечный пузырь».

Так, например, жители Сибири и Узбекистана должны быть обеспечены определенным количеством литературы. В итоге в книжные магазины Тюмени и Ташкента поступает одинаковое количество книг на душу населения. Вот только спрос на них разный, если в Тюмени серия Библиотека приключений разлетается едва попав на прилавок, то в Ташкенте её никто не берет. С точки зрения плановой экономики житель деревни Кукуево Тверской области должен быть обеспечен тем же набором товаров, что и житель Москвы, Баку, Еревана или Владивостока. Само собой, при таком подходе формируются локальные дефицит и изобилие, в одном месте товара не хватает, а в другом он в избытке.

Из-за распределения и стремления к обеспечению, мерилом эффективности плановой экономики становится не благосостояние населения (объем потребления), а валовые показатели. Хорошее предприятие, это не то, которое реализовало через торговые сети всю свою продукцию, а то, которое отгрузило заданное количество товара. Сам принцип экономической политики подталкивал предприятия к тому, чтобы заботиться не об удовлетворении спроса, не идти на поводу у покупателя, а производить как можно больше. Будет товар куплен конечным потребителем или нет, предприятие не интересовало. Сдано по плану два миллиона пар обуви, примите, распишитесь. Конечно, такой подход не способствовал развитию качественной составляющей произведенной продукции. И под качеством здесь подразумевается не срок службы, а именно удовлетворение ожиданий покупателя - его мнение в оценке экономической деятельности предприятия не учитывалось.

Минимум вместо изобилия

С точки зрения плановой экономики, этот покупатель должен просто взять любую подходящую по размеру пару и быть удовлетворен приобретением.

Было бы странно, если бы на предприятии выпускали больше деталей в одном цеху, чем это требуется для сборки в другом. Такой производственный процесс был бы неэффективным, а тот, кто занимался планированием лишился бы своей работы. В коробке должно быть ровно столько деталей, сколько потребуется для сборки. Плановая экономика, построенная на принципах обеспеченности населения, работает таким же образом. Исходя из потребностей населения формируется план, в нем учитывается объем брака, усушки, утряски и спускается сверху. Предприятия получили необходимые указания и приступили к выпуску продукции. Без учета спроса, такая организация производства товаров и услуг для населения приводит к неравномерному удовлетворению спроса. Одних товаров постоянно не хватает, а другие напротив, могут годами пылиться на полке.

Чудовищное расхождение спроса и предложения приводило вот к таким казусам. Магазин завален не востребованным товаром - яблочным соком. Такая же ситуация была, например, с морской капустой. Её было в избытке и, как правило, она была единственным товаром, который можно было гарантированно найти в магазине.

В действительности, в Советском союзе пустые полки в магазинах встречались не часто, они были постоянно полупустыми. Это и сформировало своеобразный советский мерчендайзинг - разложить на полках товары так, чтобы казалось, что их много. Так, например, вермишель в продаже была постоянно, а макароны (спагетти) - в дефиците. Тархун, Байкал, Саяны - мечта подростков, но нет, вот вам Дюшес и Буратино. Шоколадные конфеты - дорого и редко, ириски и карамельки - в достатке. Но самым показательным в этом отношении были молочный и хлебный отделы. И туда и туда очереди выстраивались к строго определенному времени - когда завезут. Не то, чтобы молоко и хлеб были в дефиците (временами случалось такое), прости его производили почти столько, сколько необходимо для удовлетворения спроса. Казалось бы, это же идеально! Но нет, такой подход не способствует росту потребления и удовлетворенности граждан, а главное, формирует постоянный дефицит. Если продуктов впритык, всегда есть риск, что их может не хватить лично тебе или завтра привезут чуть меньше, поэтому нужно брать с запасом. Эти масштабные закупки по три-четыре булки хлеба, мешок сахара, две упаковки яиц и сразу три килограмма конфет никак не учитывались в плане.

Стоимость вместо цены

Как бы странно это не звучало для уха ностальгирующего по прошлому, СССР был довольно дорогой страной. Сейчас на 25 тысяч рублей можно купить 300 килограммов помидор, а при средней зарплате в СССР 170 рублей, только 170 килограммов.

На предприятии нет цен. Каждый продукт промежуточного производства имеет только стоимость. Именно её и учитывают при планировании. Плановая экономика поступает ровно так же. То, что бирки на товарах назывались ценниками, вовсе не означает, что они продавались по цене. На самом деле все, что предлагала советская экономика имело только стоимость. Для её превращения в цену, необходимо учитывать спрос, то есть запустить рыночный механизм, способный сбалансировать спрос и предложение. Плановая экономика этого не допускает, так как цена всех товаров и услуг находится в зависимости от государственного регулирования.

При рынке, в случае возникновения дефицита на определенный товар, цена на него начинает расти. С одной стороны это сокращает спрос, а с другой стимулирует наращивание производства дефицитного товара из-за его сверхприбыльности. В плановой экономике товар просто исчезает с полок. Если рост цен в стране идет на все товары, то это называется инфляцией, то есть деньги теряют свою ценность. При плановой экономике цены расти не могут, но при этом деньги так же начинают терять свою ценность, так как на них просто нечего купить, все товары в дефиците (так называемая скрытая инфляция). Казалось бы, ну в чем проблема - отпустить цены и дать им выровнять баланс спроса и предложения, но в этом случае от планирования придется полностью отказаться.

Итог

При всех минусах современной экономической политики в России, представить себе очередь за молоком крайне сложно. Для СССР это было нормой.

Конечно, нельзя не указать на ряд преимуществ плановой экономики. Самое важное, это способность быстро сфокусировать усилия на решения какой-то определенной задачи. Почти все крупные стройки в СССР стали возможны только при условиях концентрации усилий всей экономики. Так же без планирования невозможно обеспечить продуктовую безопасность. Рынок, в случае кризиса реагирует очень жёстко и больно, что может привести к социальному бунту, а так государство всегда имеет стратегический производственный резерв, чтобы обеспечить население самым необходимым.

Многие, кто с упоением вспоминают времена СССР, сравнивают его с современной Россией. Однако, то, что происходит на рынке сегодня, это совсем не то, что должно быть. Не смотря на разгон олигархии, российская экономика сохраняет все признаки олигархата - разрыв между богатыми и бедными огромен. Государство сегодня не готово сокращать этот разрыв, так как сверхдоходы распределяются между теми, кто, собственно, экономикой и занимается, то есть государственные чиновники и есть выгодополучатели. Какой им смысл что-то менять? Они ведь не враги сами себе. Кроме того, государство наращивает силовой аппарат, как средство подавления любого проявления непокорности (Беларусь показала, что так можно). В итоге в стране формируется служивое сословие, с широкими полномочиями и высоким доходом. При этом важно понимать, что ни полиция, ни армия никакого продукта не производит. Они просто есть. Это формирует весьма печальную картину, за счет казны (а это наши с вами налоги) доходы растут у бюджетников, которые реального продукта не производят, а это ведет к росту инфляции. Во избежание социального взрыва, правительство уже вводило государственное регулирование на ряд товаров, то есть использовало элементы плановой экономики и, боюсь, дальше они будут все чаще к ним прибегать. Иными словами, современная российская экономика, с её так называемой социальной направленностью, это не рынок. Это какой-то неведомый зверек, где государственного регулирования больше, чем должно быть, но пока меньше, чем при плане.

#экономика #СССр #история СССР #история России #дефицит #экономика СССР

Больше интересных статей здесь: Экономика.

Источник статьи: Почему планирование хорошо, а плановая экономика - плохо?.






Закрыть ☒