Коммунист наизнанку.

Коммунист наизнанку

Всё время существования советского государства идеология имела для него колоссальное значение. Ей занимались целые учреждения, кафедры вузов, для её пропаганды была выстроена настоящая вертикаль власти.

Разумеется, феномен двоемыслия (утром аплодируешь на собрании, вечером рассказываешь крамольные анекдоты) искоренить не то, что не получалось - не очень-то и хотелось. Однако от на первый взгляд изжившего себя аппарата не стали отказываться даже во время Перестройки.

Коммунист наизнанку.
Фото взято с Яндекс-картинок.

В те годы было создано множество плакатов, призывающих ускориться и демократизироваться. Журнал "Огонёк" из рупора Компартии превратился в площадку для критики всего старого, "застойного". От актуальной ещё вчера генеральной партийной линии отошли даже чисто научные издания. Так, в сайте "Знание - сила" в 1988-1991 гг. был опубликован целый ряд публикаций, авторы которых критически оценивали марксизм. А уж сколько было нарисовано карикатур, изобличающих бюрократизм, взяточничесиво, пьянство...

А ведь у идейного поворота, коим стала Перестройка, было вполне конкретное имя - секретарь ЦК Александр Николаевич Яковлев.



Коммунист наизнанку.
Это именно он. Фото взято с Яндекс-картинок.

Кто, откуда, как сюда попал?

Александр Николаевич Яковлев родился в крестьянской семье под Ярославлем на исходе 1923 года. В 17 с половиной лет, 6 августа 1941 года, был мобилизован. Повоевать после кратковременного обучения ему удалось немного - в 1942 году комвзвода Яковлев получил тяжёлое ранение и более на фронте не был. В 1944 году Александр Николаевич вступил в стройные ряды ВКП(б).

Около десяти лет, с середины сороковых по середину пятидесятых, Яковлев занимался идеологической работой то в Ярославле, то в Москве. Важной страницей в его биографии является должность корреспондента в газете "Северный рабочий".

На газетной работе приобретаешь большой опыт наблюдений, узнаешь жизнь с самых разных сторон. Очень скоро я понял, насколько фальшива наша пропаганда, как она оторвана от реальных народных нужд.
- Яковлев о том, почему любил свою работу

Через тернии к звёздам

В 1956 году Яковлев поступил в Академию общественных наук ЦК КПСС. Очень интересен тот факт, что стажировался Александр Николаевич в Колумбийском университете (да-да, вы не ослышались). Занимательно и то, что там его научным руководителем был известный антикоммунист Дэвид Трумэн.

В шестидесятых Яковлев вернулся на пропагандистскую работу. Он был одним из редакторов сайта "Коммунист" и параллельно трудился в идеологическом отделе Центрального Комитета Компартии. Руководил его деятельностью "серый кардинал Застоя", секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов. Как при жизни, так и в наше время этому человеку приписывали огромное влияние и различные причуды (невероятный аскетизм, ношение калош).

Коммунист наизнанку.
Фото взято с Яндекс-картинок.


В 1973 году Александр Яковлев получил назначение на должность посла в Канаде. Именно там он убедился в преимуществе капитализма над социалистистической системой. Предатель, что сказать. При посольстве Яковлева из Канады были высланы 17 советских дипломатов, отчего у Андропова нехило пригорело, ибо работа КГБ пошла коту под хвост. Чекист предложил снять Яковлева с должности, но Суслов заступился за бывшего коллегу, сказав "А Яковлева не КГБ назначал". Андропову пришлось затаить обиду.

Однако в 1982 году Суслов отправился в мир победившего коммунизма, начав эпоху пышных похорон. Ноябрь был ознаменован назначением Юрия Андропова на должность генсека партии.

Поводом для возвращения Яковлева в Москву стал канадский визит (май 1983 года) нового секретаря ЦК Горбачёва. После их знакомства будущий генсек предложил Андропову назначить Яковлева директором Института мировой экономики и международных отношений. Там Александр Николаевич проработал два года, за которые успел предсказать кризис советской социальной системы.

Ну предсказал и предсказал, чё бухтеть-то?

Его идеи и Перестройка

Коммунист наизнанку.
Фото взято с Яндекс-картинок.

В 1985 Яковлев стал заведующим идеологическим отделом ЦК КПСС, а через год - секретарём Центрального Комитета партии. Суслов бы гордился им, если бы не...

Что касается идеологии Перестройки, то это неправда, будто ее не было. Есть документальное свидетельство - моя записка Горбачеву, написанная в декабре 1985 года, то есть в самом начале перестройки. В ней все расписано: альтернативные выборы, гласность, независимое судопроизводство, права человека, плюрализм форм собственности, интеграция со странами Запада.
- Яковлев о своих планах

В отличие от своего бывшего начальника Суслова, который стремился не искажать учение Маркса-Энгельса-Ленина, Яковлев был исказителем в квадрате. Ещё со времени канадской миссии ему казалось, что фермер эффективнее колхозника, что не человек должен доказывать свою невиновность, а государство - его вину и т. д.

Николай Рыжков в более позднем интервью (д/ф "Последний премьер Империи") упоминает Александра Николаевича в числе наиболее ярых сторонников либеральных преобразований, которым Горбачёв доверял больше, чем консерваторам.

Коммунист наизнанку.
Слева направо в первом ряду: Николай Рыжков, Михаил Горбачёв и Александр и Яковлев. Фото взято с Яндекс-картинок.

Но сказано - сделано. Благодаря содействию Яковлева были изданы книги Солженицына, Набокова, началось освобождение политзаключённых.

Используя своё положение, Александр Николаевич продавил два весьма важных назначения - Крючкова (на должность председателя КГБ) и Язова (он стал министром обороны). Иронично, но именно Крючков в дни Августовского путча не стал арестовывать Ельцина. Язов же фактически утратил контроль над армией. При этом сам Яковлев к путчистам отнёсся враждебно, так как считал, что на царство нужно посадить именно Бориску.

Коммунист наизнанку.
Шеварднадзе. Фото взято с Яндекс-картинок.

Примерно с 1988 года Александр Николаевич стал играть заметную роль и во внешней политике СССР, деля дипломатическое поприще с Шеварднадзе. Яковлев считал, что налаживать отношения необходимо не только с Западом, но и с ближневосточными и азиатскими странами. Наличие чёткой внешнеполитической программы отличало его от главы МИДа, даже не знавшего иностранных языков.

Являясь сторонником парламентаризма, Александр Николаевич стал членом II Съезда народных депутатов. На докладе в декабре 1989 года он убедил нардепов признать факт существования секретных протоколов к Пакту Молотова-Риббентропа и осудить их подписание. Как видно, именно ему мы должны быть благодарны за эту тему для споров в комментах общественного дискурса.

Но если протоколы незаконны, незаконно и нахождение Прибалтики в составе СССР. Яковлев понимал это. Больше чем за год до выступения на Съезде он побывал в Латвии, где одобрил деятельность местных демократов (читай - будущих махровых националистов). Трудно сказать наверняка, хотели ли Яковлев с Горбачёвым "отпустить" Прибалтику, но первый был, во всяком случае, не против.



Коммунист наизнанку.
Выступает. Фото взято с Яндекс-картинок.

Помимо того, Александр Николаевич всё больше делал советскую пропаганду либеральной. Он говорил, что руководство Горбачёва не разрушает социализм, а наоборот, приближает страну (sic!) к нему. Работало это примерно так:

Монособственность и моновласть — не социализм. К действительному социализму нужно идти через рыночную экономику, налаживая свободное и бесцензурное передвижение информационных потоков, создавая нормальную систему обратных связей.

Позже Яковлев признавался, что выстроенную под тоталитарный режим машину пропаганды он использовал для развенчания советской системы.

Нельзя, однако, преувеличивать влияние этого человека. Так, Яковлев был против принятия закона о нетрудовых доходах, ставшего препятствием для зарождения рынка. Несмотря на увещевания Александра Николаевича, реакционным коммунистам закон протолкнуть удалось. В итоге по стране прокатилась волна облав на пенсионеров, торгующих овощами с огорода.

Критика Яковлева и итоги

Весной 1991 года тогда ещё малоизвестный работник идеологического аппарата Компартии Геннадий Зюганов написал уже отстранённому Яковлеву открытое письмо. Документ получил название "Архитектор у развалин" (собственно, оттуда и пошло публицистическое клише "архитекторы Перестройки"). Ниже приведена цитата.

В моём представлении Перестройка — это прежде всего созидание в опоре на науку, здравый смысл, народные традиции, наш собственный и международный опыт. Но созидания, к сожалению, не получается… В стране раздор, развал, распад, разложение. <…>.
Гласность давно <...> стала оружием в психологической войне против народа. А ловкие ребята приспосабливают её и в качестве ходового товара в нарождающихся рыночных отношениях. Все, кто был рядом с Вами, видели, что в этот процесс Вы внесли, что называется, неоценимый вклад.
Правомерно отказать Вам в доверии, как политическом, так и гражданском.

Под конец карьеры (точнее, под конец работодателя) Яковлева всё больше обвиняли в русофобии и предательстве. В наше время как именитые издания, так и любители используют тему возможного/вероятного предательства этого деятеля в качестве тем для статей или интервью. Но куда логичнее звучат слова последнего руководителя КГБ:

Стремление разрушать, развенчивать всё и вся в нём брало верх над справедливостью, самыми естественными человеческими чувствами.
Владимир Крючков о Яковлеве

В целом, к концу жизни Александр Николаевич несколько пересмотрел взглялы на жизнь и общество. Он всё больше интересовался буддизмом, находя в нём идеал человеческих ценностей. Яковлев ушёл от младенческой веры в демократию и парламентаризм, наблюдая, во что они превращаются.

Коммунист наизнанку.
Консультирует молодого и энергичного. Фото взято с Яндекс-картинок.

После смерти в 2005 году Архитектор Перестройки так и остался неоднозначной личностью. Герой для либералов и предатель для коммунистов, он всё же является доказательством того, что проповедовать демократию можно средствами режима, ещё недавно слывшего тоталитарным.



Поделись!