Из Гегаркуника на заработки выезжали всегда

Поэтому «проспекты Лордов» и «Путинки» встречаются здесь, а не в других областях Армении

Под полуденным солнцем Севан еще больше ослепляет игривым блеском своих волн, кокетливо переливаясь лазурными бликами по мере того, как проезжаешь мимо озера на машине.

Казалось бы, наличие уникального высокогорного озера в Гегаркунике должно было бы вывести область на передовые позиции по своему развитию, особенно с точки зрения туристической привлекательности региона. И – да, туризм здесь развивается, ежегодно привлекая все большее число отдыхающих. Но на этом, увы, позитив заканчивается, поскольку Гегаркуник, если и опережает остальные области страны, то только по части массовой трудовой миграции.

Сложные социально-экономические условия не могли не сказаться на местных жителях, у которых чувство безысходности со временем сменилось некой апатией, просвечивающей сейчас в их глазах. Несмотря на обилие плодородных земель, подавляющая часть остается необрабатываемой – и не только из-за отсутствия средств и сельхозтехники.

Здесь можно получать довольно высокий урожай картофеля и пшеницы, обеспечивая себя пусть небольшим, но все же доходом. Но крестьяне давно уже опустили руки, предпочитая выходить на свои земельные участки лишь для того, чтобы ближе к осени скосить траву, густо растущую на этой благодатной земле. В разговорах с местными жителями слышишь жалобы по поводу того, что нет работы, сложно и дорого обрабатывать землю, а молодежь уезжает из-за отсутствия перспектив.

К примеру, село Гандзак Гегаркуникской области – одна из немногих армянских общин, где обрабатывается около 98% земель сельскохозяйственного назначения. Это довольно высокий показатель. Однако основным источником благосостояния Гандзака, впрочем, как и многих других сел Армении, давно уже являются частные трансферты и денежные средства, которые к концу сезона привозят с собой местные жители после выездных работ. Трудовая миграция, по сути, является спасением для сельчан, ибо деньги гастарбайтеров создают некую оживленность в общине: люди могут расплачиваться за газ, электроэнергию, отовариваться в магазинах.

«Представьте, из небольшого села в сезон выезжает на заработки примерно 700 человек. Если каждый из них в среднем привезет с собой по 5 тыс. долларов, то это существенно скажется на жизни села», – поясняет житель Гандзака Артавазд, добавляя, что людей по большому счету заставляет выезжать отсутствие рабочих мест в своей стране, а не поиск приключений в ближнем зарубежье.

К беседе сразу подключаются и другие сельчане, собравшиеся небольшой группой в центре села. Для предотвращения массовой трудовой миграции, рассуждают они, есть одна простая формула – создание рабочих мест внутри страны. Любым другим способом удержать людей не удастся.

Всем понятно, что если человек не востребован у себя на родине, у него нет возможности здесь заработать, то он вынужденно уедет, чтобы прокормить свою семью. «Вот скажите, что делать квалифицированному строителю в условиях отсутствия строительства у нас?» – звучит риторический вопрос.

Справедливости ради надо сказать, что одной из отличительных черт Гегаркуникской области является то, что на заработки отсюда выезжали даже в советские годы. Ведь, кроме Гавара, который был довольно крупным промышленным городом, все остальные – Мартуни, Варденис, Чамбарак – специализировались в основном на сельском хозяйстве. А содержать семью, решая все насущные вопросы лишь земледелием или животноводством, было крайне сложно. Вот люди и уезжали на заработки и продолжают делать это до сих пор.

В бизнес вкладываться не спешат

Многие из местных гастарбайтеров обжились и стали довольно успешными бизнесменами за рубежом, а не просто рабочей силой, выезжающей на сезонные заработки.

Им удалось заработать не только на хлеб насущный, но и отстроить хоромы в родных местах.

Обратите внимание: Первая попытка отмены крепостного права: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Возможно, именно поэтому целые «проспекты Лордов» и «Путинки» встречаются здесь, а не в других областях Армении.

К примеру, в областном центре Гегаркуника – Гаваре – за последние два-три десятка лет появилась улица, называемая в народе «проспект Лордов». Так ее прозвали из-за помпезных двух-трех этажных особняков, выстроившихся плотными рядами.

А в селе Личк Мартунинского района добротными усадьбами усыпан аж целый квартал, ласково именуемый тут жителями «Путинка», поскольку построена эта внушительная часть села благодаря заработанным в России средствам.

Беда в том, что почти ни в одном из этих домов годами никто не живет. В свое время их построили на зависть всем и вся. И уехали… Судя по всему, как поясняют оставшиеся соседи, возвращаться никто не спешит. А куда?

Работы как не было в здешних краях, так и нет. Единственным крупным предприятием в области было Сотское золотоносное месторождение, обеспечивающее несколько сот рабочих мест. Но после прошлогодней войны в Арцахе, часть рудника вместе с Кельбаджарским районом перешла под контроль Азербайджана, в результате чего имеющиеся в Сотке рабочие места подверглись сокращению.

Казалось бы, жители Гегаркуника, сумевшие заработать приличные деньги за рубежом, могли бы вкладывать средства не только в строительство помпезных домов у себя на родине, но и в ее экономическое развитие.

Однако создавать бизнесы на родной земле и открывать новые рабочие места эти люди не спешат, предпочитая высылать деньги на строительство церквей.

На деньги успешных в финансовом плане соотечественников, зарабатывающих за рубежом, была построена церковь и в селе Личк. Руководитель сельской администрации Личка Гнел Григорян поясняет, что на строительство было потрачено примерно 350-360 тыс. долларов.

А на вопрос, почему эти люди не вкладывают деньги в создание пусть и небольших предприятий у себя на родине, он отвечает:



«Для того, чтобы бизнес хорошо работал, необходимо непосредственное руководство самого хозяина. Один из наших сельчан в свое время вложил десятки тысяч долларов в создание крупного фермерского хозяйства, привез даже племенной рогатый скот из Европы. И что? Через какое-то время он сказал, что хозяйство приносит одни убытки и ему не выгодно продолжать.

Все дело в том, что лично заниматься своим бизнесом он не мог, живя за пределами Личка. А когда доверяешь управление чужим людям, ничего хорошего ждать не приходится», – объяснил суть дела староста Личка.

Проблема в том, что если трудовая миграция, как было сказано выше, с одной стороны, вносит оживление в жизнь общин благодаря полученным средствам, то с другой – отсутствие рабочей силы приводит к вымиранию сел.

Практически все главы общин, с кем довелось встретиться в Гегаркунике, в один голос заявляли о том, что некого уже за трактор посадить.

Правительство в качестве выхода из ситуации предлагает объединяться в сельские кооперации, дабы повысить эффективность сельского хозяйства. В реалиях, однако, есть множество препятствий для объединения и общего использования земельных участков.

Например, пять человек решили объединиться, а шестой (участок которого между ними) уже много лет не проживает в деревне, и связаться с ним невозможно. Такая ситуация повсеместно. Поэтому без укрупнения земель и реализации земельной реформы невозможно добиться каких бы то ни было результатов в сельском хозяйстве.

Последние годы на государственном уровне неоднократно говорилось о необходимости осуществления земельной реформы в Армении, что привело бы к эффективному использованию сельскохозяйственных земель. Как обещают власти, реформа не за горами, хотя, каких-либо видимых шагов в этом направлении до сих пор не предпринято.

Лиана ГЕЗАЛЯН



Подпишитесь на наш Телеграм-сайт Республика Армения

Больше интересных статей здесь: Экономика.

Источник статьи: Из Гегаркуника на заработки выезжали всегда.





Закрыть ☒