Чуть не попал в ДТП с Камазом

Смерть, при которой останавливается сердце и легкие, а мозг еще жив, называют клинической.

А как называется смерть, при которой сердце и легкие работают, но в мозгах ты уже мертв?

Именно такую "смерть" я пережил в прошлую субботу. Как вы можете помнить, в тот день я отправился на машине из Омской области в Томск (1000 км).

Чуть не попал в ДТП с Камазом

И вот, стартовав в 6 утра, через 20 км я притормозил на пустынной трассе, чтобы написать пост в этот блог.



Вообще, к безопасности движения я отношусь серьезно и потому для остановки выбрал расширение на обочине, что-то типа пустыря. Там бы меня точно никто не зацепил.

И вот, стою, пишу текст. Вдруг – позади грохот. Смотрю в зеркало – ко мне приближается Камаз с прицепом.

Ну, приближается и приближается, в иной ситуации я бы не стал заострять на нем внимание. Но тут, почему-то, я продолжал за ним следить, будто что-то предчувствуя.

Камаз же ехал как-ни в чем не бывало, но когда до него оставалось метров 20, он, будто оправдывая мои ожидания, начал забирать влево и съезжать на мой пустырь.

При этом, скорость водитель не сбавлял. Километров 40 в час он выдавал точно, что для Камаза на убитой дороге выглядит весьма устрашающе. Прицеп гремел, Камаз прыгал в моем зеркале, но газ держал уверенно.

Его курс был направлен прямо на мой несчастный Ланос. Расстояние между нами было уже метров 5, а скорость – все та же.

Тут я понял, что камазист либо уснул, либо он просто не любит ланосы. Ну, или может он покемонов там ловил, кто его знает.

В любом случае, я пережил ту самую смерть. Назовем ее смертью психологической. Это выглядит не так, как я всегда думал. Никакая "вся жизнь" там перед глазами не проносится. Ты просто застываешь, буквально парализованный, и лишь один вопрос "Неужели, это всё?" летает где-то в пустой голове под завывание внутреннего ветра.

От такого вопроса становится как-то обидно, потому что уходить в в 33 года в обычное утро субботы никогда не входило в мои планы.

Смерть всегда представлялась мне каким-то героическим актом. В мыслях я погибал, спасая ребенка из огня, тестируя на себе супервакцину или совершая добровольческий первый полет на Юпитер.

Но превратиться в одну большую порцию фуагра внутри Ланоса – это далеко от романтики и героизма. Не находите?

Овладеваемый не столько страхом, сколько вот этой обидой и разочарованием, я продолжал с отупением наблюдать, как Камаз увеличивается в размерах. Сначала он умещался в моем зеркале целиком, потом стала видна лишь нижняя часть кабины, потом в зеркало влез только радиатор и эмблема с лошадкой...

При этом, грузовик уходил все сильнее и сильнее влево, и когда до моего заднего бампера оставалось меньше метра, он все так же, не снижая скорости улетел куда-то в кусты.

Парализованный, я продолжал смотреть в зеркало. Камаз не перевернулся, он просто поехал дальше, в сторону от дороги. Прицеп прыгал и волочился за ним.

Оказалось, что этот пустырь – не просто пустырь, а съезд с дороги на грунтовку, сильно поросшую травой. Я вообще её не заметил, когда останавливался. Камазист же своим маневром решил то ли меня припугнуть, то ли подшутить, то ли он просто "миллиметровщик". Не знаю... Но дышать после всего этого захотелось особенно глубоко.

Через пару минут я завел машину. Путешествие в Томск началось с угрозой жесткого ДТП и чуть им же не закончилось. Но это – уже совсем другая история...



Автор: Азиз А.



Поделись!